СТАТЬИ

«И бесконечно долго падать звёздам»

Евгений Артамонов (1950 — 2019)  •  27 декабря 2020

Евгений Алексеевич Артамонов родился 27 декабря 1950 года в селе Спешнево Новодеревенского (ныне Александро-Невского) района Рязанской области. Окончил Московский техникум государственного делопроизводства. В течение 21 года служил в армии, в том числе на территории Казахстана (город Приозёрск) и Чехословакии. Демобилизовался в звании прапорщика. Ветеран военной службы РФ. Удостоен медалей «За воинское отличие», «За безупречную службу», а также юбилейных и ведомственных наград.

Полвека отдал литературной работе. Неоднократно избирался членом бюро и правления Рязанского регионального отделения Союза писателей России. Руководитель литературного клуба «Автор». Выпустил в свет поэтические сборники: «Чужбина», «Движение», «Летоисчисление», «Из века в век». Произведения Евгения Артамонова публиковались в альманахах «День поэзии — ХХI век», «Литературная Рязань», журналах «Молодая гвардия», «Литературная учёба», «Подъём», «Меценат и мир», коллективных сборниках, включены в трёхтомное Собрание сочинений рязанских писателей. Лауреат Всероссийского поэтического конкурса имени С.А. Есенина, Всероссийского литературного конкурса имени Н.М. Рубцова «Звезда полей», международного конкурса «Воскресающая Русь», дипломант Всероссийского фестиваля народного творчества имени А.П. Аверкина, фестиваля русской словесности и культуры, творческого конкурса «Спасибо тебе, солдат!»

Скоропостижно скончался в Рязани 11 декабря 2019 года.

В стихотворную подборку Евгения Артамонова «И бесконечно долго падать звёздам» вошли произведения военно-патриотической тематики.

РУССКАЯ РЕЧЬ. Владимиру Хомякову

1.

Глухи и смутны времена,
Набиты смрадом до отказа.
Идёт негласная война
По очень тайному указу.

Крадется тьма со всех сторон,
итийствуют безбожьи силы.
Но русский дух не покорён
У свежевырытой могилы.

Надежду обнимает он,
Любовь и Вера за спиною.
Церковный колокола звон
Стеною стал чужому вою.

2.

«Спасай нашу русскую речь!
— Мне голос доносится друга.
— Ещё не закончена сечь,
Не вся наша высь и округа.

В словах наших — Божеский лик,
Бездействие хуже измены.
Пусть падают времени стены,
Но вечен он — русский язык!»

ПРОШЕДШИМ АФГАНИСТАН

Вам машет гривой львиною закат,
И горы ночь берет в объятья смело.
Но пулеметный вновь зовет раскат,
Зовет земли истерзанное тело.

А вы опять в смятении и в зле:
Вы рядом все, а враг где — неизвестно.
К вспотевшей кровью припадай земле
И знай — давно в могилах русских тесно.

Огонь кинжальный, но надежда есть:
Засадный взвод поднимется по знаку.
Вот вертолет сбивает «духам» спесь,
Пехоту нашу выводя в атаку.

На серых скулах ходят желваки,
Спаялась кожа с формою — от пота.
Но краткий отдых, резкие броски,
Сердца стучат по ритму пулемета...

А где-то любят, шутят, пьют вино,
Сынкам аванс на будущее роздан,
А вам не всем вернуться суждено.
И бесконечно долго падать звездам.

ИСПОВЕДЬ ВОЕНКОМАТЧИКА

В Афган и в Чечню часто вас направлял,
В другие «горячие точки»,
В военном огне кто-то падал, сгорал:
Судьба не давала отсрочки.

Старанье отменное я проявил,
Приказ выполнял, да и вы выполняли,
Но смерть оголяла зловещий оскал,
Посмертные шли ордена и медали.

Да, вы исчезали, как будто во тьму,
Чужие грехи своей кровью смывая,
И снились потом вы не мне одному,
Немою тоской укоряя.

Привыкли к слезам матерей и отцов,
И женщин не счесть одиноких,
От правды смертельной не спрятать лицо,
Мне слов не хватает высоких.

А Памяти Книга растет и растет,
Ее пополнять — сердцу пытка,
Здесь каждого Имени прерван полет,
А чья была это ошибка?

МАМЕ

Мама, пойми меня, милая!
Прочь от родного огня
Воинский долг, точно силою,
Гонит в дорогу меня.

Мчусь в нежеланное, трудное,
Но выбирать не могу.
Нет, никогда не забуду я
Дом на родимом лугу.

Времечко крутится-вертится,
Служба играет судьбой.
Скоро ли свидеться-встретиться
Мне приведется с тобой?

Милая мама, пойми меня:
Как на разрыве душа!
— Слышу я зовы родимые,
Только вот, необоримые.
В дали колеса спешат...

СОЛДАТСКОЕ

Я верну все долги
Через годы и месяцы.
Будет прошлое жить
В моих новых стихах.
Пусть родные огни
Мне в туманах не светятся,
И всё счастье моё,
Что стою на ногах.

На ногах, на ногах.
На ещё не подкошенных,
Делать снова готовый
Шаги и шаги.
И когда упаду,
Тобой вскорости брошенный,
Я не крикну тебе:
«Напиши! Помоги!»

Знай — такую любовь
Мы испили не первыми,
И не только у нас
Всё сошло в пустяки.
Может, год ты была
Мне по-прежнему верною,
А ещё через год
— О разлуке стихи.

Потому что и там,
За туманами русскими,
Как когда-то не мне,
Луны дарят тепло.
Потому что пути
Стали узкими, узкими,
Юность жёлтым листом
На поля унесло.

МОРЯКАМ ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ «КУРСК»

Взрыв под водой услышан всей Россией!
Он напрочь смыт был северной волной.
Молились все: «Спаси же их, Мессия!
Спаси, Господь, и сжалься над судьбой!»

Сжимала тьма, холодная и злая,
Был адовым котлом любой отсек,
И шаг один, всего один до Рая,
Чтоб быть живыми и уже навек.

У смерти не меняется потреба,
Часы ее безжалостные лгут.
Но души моряков увидят небо
И к воинству Всевышнего примкнут!

ВЕТЕРАНАМ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ

Мы теперь потрепанные жизнью,
Лучшая — в погонах пронеслась.
Может, вспомнит и про нас Отчизна,
Новых русских накормивши всласть.

Впрочем, слово «новых» не приемлю,
Русский — есть иль вовсе его нет,
Не за благо любит, пашет землю,
Не за деньги бережет от бед.

Прошлое не сгинуло в забвенье,
Не перечеркнуть его векам,
Но остановить страны паденье
Лишь под силу собственным рукам.

Нас в строю заменят помоложе,
Кто в «горячих точках» не убит,
Путь России не по бездорожью,
Он сердцами нашими покрыт!

СЫНУ АЛЕКСАНДРУ

1

Ты мой сын — этим сказано все,
И России судьба — доля наша.
Тяжкий крест мы сегодня несем,
Не моля, уже зная о Чаше.

Над страной бесенят вихри зла,
Раздувают их хищные пасти,
И на русскую землю сползла
Полоса оголтелой ненасти.

Я в атаку тебя не возьму,
Ты ребенок — и повод мой веский.
Мне уж лучше идти одному
— Артамонов я, а не Раевский!

Впереди все атаки твои,
Будь готовым пройти лихолетье,
Мир стоит на славянской крови,
Что впитала земля за столетья!

2

Как стыдно будет мне перед тобой,
За ту Россию, что тебе оставлю.
За торжество её не кончен бой,
И русский дух, пока живу — я славлю.

Мы все надежду тешим, что сыны
Увидят дни и радостней, и краше.
Не верь, не жди ты счастья от страны
И славы не ищи — она средь павших.

НАД РОССИЕЙ

Над Россией ветра голосили,
Бесновалось, хрипя, вороньё.
И всем миром её хоронили,
Только смерть оказалась враньём.

Нас, бойцов, на Руси — миллионы,
И святых — неизбывная рать.
Да и кто, по какому закону
Вдруг принудит страну умирать?

Пусть твердят, что мы бед не осилим,
Будто кончились наши века,
Но сияет звезда над Россией,
Обновляется жизни река.

Мы присяги своей не нарушим.
Есть Верховный у нас в небесах!
Созидающий нас, наши души...
И — нет смерти на вечных часах!

ПАМЯТИ ЕВГЕНИЯ АРТАМОНОВА

Наша юность была то, что надо.
Как её нам с тобой не воспеть?
Нас Балхаш обнимает прохладой,
Зноем жалит Голодная степь.

Мы прошли казахстанские вёрсты,
помним тяжесть армейских погон.
И над нами колышутся вёсны,
И пред нами лежит полигон.

И тюльпаны струятся рекою,
За спиною блестит карабин.
...Разве мог я поверить в такое,
Что когда-то останусь один?

Кто-то скажет: один, мол, не воин.
Ничего не промолвлю в ответ.
Вновь увижу, как пасмурный ворон
Затмевает берёзовый свет.

Друг, прости, что не спрятал от смерти,
за тебя Бога редко молил.
...Слышу голос пронзительной меди
над сплошными рядами могил.

Друг, поверь мне, что юность вернулась:
в степь идём мы, и радость — вдогон!
И весна нам с тобой улыбнулась.
И пред нами лежит полигон...

11 декабря 2019 года

Владимир Хомяков